Дуляй: Все, что у меня есть, мне дал Шахтер

ДуляйГород и слезы

− Игор, переход из команды уровня «Шахтера» в «Севастополь». Пожалуй, это нелегко.

− Поначалу было, конечно, непросто. Когда пришли два футболиста из «Шахтера», возможно, в Севастополе надеялись, что сейчас и сразу все изменится, станет чудесно. Но «Шахтер» и «Севастополь» − это разные вещи. Было сложно. Теперь в «Севастополе» все понимают, что должны делать, дабы не просто поставить задачу, а добиваться и в итоге выполнить. В команду пришел тренер, который знает, чего хочет. Мне и Мариушу сейчас в этом плане намного легче работать. И я уверен, что «Севастополь» через пару лет станет очень интересным коллективом.

− Чего нет в «Севастополе» в плане взаимоотношений? В сравнении с тем, что было в «Шахтере».

− В «Шахтере» тебе не нужно думать о каких-то посторонних вещах. Ты тренируешься, работаешь и играешь в футбол. Когда мы пришли в «Севастополь», нужно было думать и обо всем остальном – вплоть до того, что есть и пить, как тренироваться. Все было новым. Сейчас в «Севастополе» очень серьезный тренер и человек. Олег Кононов прекрасно понимает, как должна выглядеть команда и структура клуба. «Севастополь» потихоньку выстраивается.

− Какой была первая мысль-ассоциация, когда возник вариант с продолжением карьеры в «Севастополе»?

− Любая команда в Европе вызвала бы у меня одинаковое чувство. «Севастополь» − не низкий уровень. Просто я шесть с половиной лет провел в одной команде, где мне было больше чем приятно. В «Шахтере» было очень комфортно и суперприятно: люди, болельщики, город – все! И в один момент все это ушло… Если бы я тогда пришел прощаться с болельщиками, были бы слезы. Но ничего, время прошло.

− Когда вы с Мариушем ушли, вся команда очень переживала. Кто вас тогда поддержал?

− Я помню, как Срна сказал: «Дуляй, я с тобой прощаться не буду – не могу!» Я так и уехал. Просто собрал сумки и поехал. А как? Я не робот – человек, у меня есть эмоции. Всегда тяжело расставаться с близкими тебе людьми и городом. Я просто поехал в Севастополь и понял, что все – начинается новая жизнь. Но мне было очень приятно, когда вы, узнав, что я здесь, пригласили меня. Думал, меня уже забыли! (Смеется.) Для меня очень важно, что за эти шесть с половиной лет я что-то после себя здесь оставил.

На грани фантастики

− Расскажи о севастопольских болельщиках.

− Одним именем и фамилией там уважение не заработаешь. Есть поле – и там ты зарабатываешь свой авторитет. Сперва было сложно, когда кто-либо думал, что Мариуш и Игор могут все сами. Мы не фокусники. Но я очень рад, что чувствуется большая поддержка и уважение – их к нам и наоборот. Мы поехали туда не купаться и загорать, как кто-то думает, – я и так никогда не купался и не загорал! Там очень любят футбол. Но они не такие, как в Донецке. Тут ты просто вышел на улицу – и тебя все узнают.

− Есть ли жизнь после «Шахтера»?

− Конечно. Но такой, как в «Шахтере», она никогда не будет. Это пережили многие, кто играл здесь и уехал. Я знаю, о чем говорю. Все очень быстро понимают: в других странах, клубах ты не найдешь счастья, которое обрел в «Шахтере».

− Дуляй с перебинтованной головой на поле – такое бывало часто в период игры за «Шахтер». В Севастополе в голову не получал?

− Получал! Традиция продолжается. (Смеется.) Было, было…

− Где сердце Игора Дуляя? В «Партизане», «Шахтере» или «Севастополе»?

− Везде по чуть-чуть! Я говорю, как есть, а не так, что сегодня я в Белграде говорю одно, в Донецке завтра другое, в Севастополе – третье. Все, что у меня есть, мне дал «Шахтер».

− Чувствуется, что «Шахтер» сейчас намного спокойнее относится к именитым соперникам, чем раньше? Что команда выросла в психологии?

− Сейчас вообще «Шахтер» играет важную роль в разрезе Европы. Уже нет такого, как раньше: «А-а-а, это какой-то «Шахтер»…» И в последние годы команда доказывает свой уровень. Сейчас все оценивают «Шахтер» очень высоко. Есть ведь пример других команд из Восточной Европы, выстреливших в один год, но потом их практически не видно. «Шахтер» же постоянно прогрессирует.

Футболка Дарио

− Игор, тебе тридцать три. Был в карьере переломный период. Сколько себе лично ты отмерил играть?

− Ну, у меня контракт еще полгода, и я, если честно, никогда не смотрел так далеко. Самое главное – это здоровье. Если бы мне 10 лет назад сказали о 33 годах, я бы начал говорить о пенсии. Сейчас мне 33 – и мнение иное. Тьфу-тьфу, я чувствую себя прекрасно. Порой, знаете, случается так: все кроме тебя видят, что ты уже не тот. Но я реально смотрю на себя. И сколько смогу играть, пока буду это делать!

– Есть такой матч, который ты сейчас вспоминаешь как лучший в составе «Шахтера»?

– Наверное, это домашняя игра с «Барселоной», которую мы выиграли со счетом 2:0. А еще бы отметил матч Кубка УЕФА в Донецке с ЦСКА. Это игры, которые вызывают самые яркие воспоминания.

– А самый обидный матч?

– Ну, конечно, это «Севилья».

– У многих футболистов есть коллекция футболок, которыми они меняются после матчей. У тебя такая имеется?

– У меня осталась только одна – от Дарио! Все остальные футболки отдал своему младшему брату. Он их собирает.

– Наверняка в составе соперников «Севастополя» много желающих поменяться с тобой футболками…

– Да, просят. Но у меня же футболок теперь не много. Это же не «Шахтер»! Поэтому приходится отказывать.

– Когда в последний раз был в Донецке?

– В конце 2011 года перед зимней паузой, когда «Шахтер» играл, кажется, с донецким «Металлургом» и выиграл 2:0. Но я в курсе того, как команда выступает, слежу. Созваниваемся с Дарио, Карло Николини, Массимо Уголини, другими ребятами... А как-то и на сборах встречались. (Улыбается.)

– То есть больше года тебя не было в Донецке. С какими чувствами вновь вернулся в столицу Донбасса? Какая была первая мысль?

– Первая мысль: «Вернулся домой!»

Источник: Пресс-служба ФК «Шахтер» по материалам журнала «Шахтер»




Добавить комментарий

Гости не могут оставлять комментарии. Необходимо выполнить вход на сайт.